?

Log in

No account? Create an account
freddy
Так, пожалуй, правильно будет охарактеризавать общественный строй РФ. Ибо приходится признать, что в России есть все признаки коллективной собственности в оруэлловском смысле. Любой самый мелкий чиновник, получивший право принятия решений, не относящихся исключительно к документообороту, считает себя уже не управленцем, а собственником. Сегодня, наперекор традициям капитализма, прогоревший банкир не стреляется или не выпрыгивает из окна небоскреба, а получает господдержку и бонусы. Разваливший хозяйство феодал в РФ не остается жить на руинах, а обретает новое поместье. Такая возможно только при существовании хорошо развитой коллективной собственности.

Конечно, явных внешних знаков отличия у новых собственников, в отличие от оруэловской антиутопии, нет. Но тоталитарное стремление сделать всю собственность коллективной (опять же, по Оруэллу), как и новояз, присутствует. Например, ежегодный съезд молодежных активистов ЕР на Селигере уже называется инновационным форумом, а Президент РФ инновацией считает изготовление микроскопа на основе оптической головки DVD-привода. Наиболее ярко, на мой взгляд, тип мышления новых собственников выразил на Селигере губернатор Ульяновской области Сергей Морозов, говоря о своем желании переименовать областной центр:"никому не возбраняется построить новый населенный пункт и назвать его Ульяновском".

В рамках олигархического коллективизма становится понятной и атомизация современного российского общества. Сверхколлективизм (мафиозность) управленцев требует для своего существования подавления любых форм местного самоуправления, не аффилированных с официальными структурами. Крайний индивидуализм, о котором сейчас любят говорить как о характерной черте русского народа, это всего лишь индивидуализм, насаждаемый в широких массах. В управленческих же структурах делается упор на коллективизм. Достаточно только заметить, что молодежных активистов сегодня обучают только одному - умению действовать в сплоченном коллективе на указанных им местах. Или вспомнить историю возникновения современного управляющего сословия: почти все карьеры и все крупные состояния постсоветского времени были сделаны по коррупционным схемам, которые для своей реализации требуют от исполнителей отточенных навыков работы в большой команде, навыков взаимовыручки и круговой поруки. Последовавшие затем переделы собственности только устранили слабые звенья, не обладавшие командным духом в достаточной, для удержания достигнутого положения, мере.